• Главная
  • Приветствую Вас, Гость

Деревня Кремёнской сельской администрации в 15 километрах южнее Старой Майны.

Продолжая путь по Кремёнской волости, свернем от Ольговки на запад, где через три версты будет деревня Кремёнские Выселки. Ныне эту деревню можно увидеть, проезжая по современной трассе Ульяновск – Старая Майна, несколько в стороне к западу от трассы, как-то одиноко разбросаны её оставшиеся редкие избы - это остатки некогда большого преуспевающего селения, а сегодня судьба этой практически брошенной деревни мало кого интересует, и ее, вероятно, ждет трагическая участь Российских бесперспективок…

Кремёнский Выселок образован в 1850 году группой казенных крестьян, переселенных из села Кремёнки, но затем, начиная с 1862 года, в Выселок переселяется значительная группа крестьян из Рязанской, Курской, Нижегородской и Пензенской губерний из-за малоземелья, ибо Казенная палата постоянно контролировала земельное обеспечение своих крестьян, и если где-то наблюдалось их перенаселение, вследствие чего надел на ревизскую душу значительно уменьшался от установленной нормы для казенных крестьян, то часть крестьян получала возможность переселиться в более благополучные в земельном обеспечении места. Вот таким местом оказался Кремёнский Выселок. Интересно, что новые переселенцы по своему разговорному диалекту заметно отличались от коренных кремёнцев, тем, что подменяли в первом слоге «О» на «А», например, вместо слов «корова, молоко» у них получалось «карова, малоко» и т. д., потому выселских было легче распознать в любой многолюдной толпе… Впрочем, в Выселок продолжали переселяться и из Кремёнок, потому из-за столь пестрого состава Выселок стал называться во множественном числе – Кремёнские Выселки…

Деревня Выселки расположилась у озера под названием Мартышкино, из-за обитавших здесь чаек-мартышек. к 1859 году в деревне 79 дворов и 708 жителей.

Известно, что деревня до революции имела несколько равнозначных названий: ее называли Емельяновский выселок, Канишевский выселок, Мартышкино, Севастьяновка, Кремёнские Выселки, и лишь после революции закрепилось одно постоянное название – Кремёнские Выселки… Кстати, Емельяновы и Канищевы - из мелкопоместных дворян. Так к 1771 году Иван Емельянов имел в Кремёнках 15 душ крепостных мужского пола, а Иван Канищев - всего одну душу…

Примечательно, что одна их улиц Выселок называлась Казновкой. Это название состоит из двух корней: «КАЗ» – что означает казенные, и «НОВ» – новые, то есть казенные новые крестьяне…

Перпендикулярно ей шла улица Канава, где жили переселенцы из деревни Канава (пригород Симбирска).

К 1884 году в Выселках 145 дворов и 946 жителей. У здешней крестьянской общины 1743 десятины земли, из них 1267 – пашни. Здесь 6 ветряных мельниц, 265 лошадей, 173 коровы, 770 овец, а 9 хозяйств занимались пчеловодством, имея 99 ульев…

Невольно бросается в глаза, что дореволюционные Выселки – деревня крепкая, зажиточная и с годами заметно разрасталась, обгоняя по числу жителей волостное село Кремёнки. По данным 1910 года в Кремёнских Выселках уже 230 дворов и 1550 жителей, а ведь деревне исполнилось лишь всего 60 лет…

В неурожайный 1911 год царское правительство оказало помощь здешним крестьянам, выделив в виде трудовой помощи 4980 рублей на очистку озера.

Несмотря на трудный год, в Выселках построили новую деревянную, крытую железом школу, в которой преподавала Козлова Александра Ивановна с окладом 430 рублей в год, Модестова Анфиса Васильевна и законоучитель, её отец, Модестов Василий Иванович с окладом 60 рублей в год. В 1912 году в школе училось 94 ученика. В этом же году в деревне было 7 пожаров, от которых сгорело 28 дворов на сумму 8735 рублей.

Несмотря на отдельные трудности, дореволюционная часть истории деревни яркая, стремительная, обнадеживающая и кто мог предположить, что началом падения деревни будет Великий Октябрь…

В 1918 году в Кремёнских Выселках был образован сельский Совет. С первых же шагов новая власть больно придавила здешних крестьян. Комбеды, продотряды, жесткая продразверстка подвели Выселки к тяжелейшей странице истории деревни – к небывалому голоду в засушливый 21-й год.

Точных данных обо всех людских потерях от голода нет, но они очень велики, ибо от голода стали умирать с июля 1921 года, но зимой, когда стали кончаться последние запасы, потери от голода возросли. За небольшой отрезок времени, начиная с 11 января по 1 июня 1922 года, в Выселках только от голода умерло 45 человек всех возрастов. Например: Ивану Глебову было 22 года, Михаилу Авдонину - 57 лет, Авдотье Малафеевой - 4 года, Пелагее Кафидовой - 42 года, Андрею Кафидову - 32 года, Степану Кафидову - 54 года, Петру Кафидову - 78 лет и т. д… Естественно, истощенные люди ускоренно умирали и от других болезней. Наряду с голодом свирепствовал тиф, а к осени 1922 года так называемый возвратный тиф уносил десятки жизней… Ориентировочно, общие цифры потерь за голодный год втрое превышали потери за всю Отечественную войну, с которой за 4 года из выселских не вернулось 55 человек.

Последствия голода были очень тяжелыми, не было семян, не хватало рабочего скота, не было сил, потому часть площадей попросту не засевались.

После голодного года Кремёнские Выселки восстанавливались с трудом. В 1926 году в деревне 1276 жителей. Нетрудно заметить резкое уменьшение численности деревни, это - несмотря на ежегодный естественный прирост. В том же 1926 году в местной школе училось 72 ученика, учителями были Хлебникова Ольга Степановна и Агеева Татьяна Порфирьевна, рядовые деревенские учителя, а вот не затерялись во времени, не выпали из истории деревни в надежде на понимание потомков…

Начавшаяся тотальная агитация новой власти за коллективное ведение хозяйства дошла и до Выселок. В 1928 году выселские крестьяне на хуторе Головкинского помещика Н.М. Наумова под названием «Грачи» образовали сельхозартель имени Красина. Первоначально в артель объединилось 15 крестьянских хозяйств с 84 едоками, у которых в пользовании было 392 гектара пашни и 18 голов рабочего скота. Затем артель стала разрастаться, здесь были: Василий Макаров, Павел Макаров, Андрей Макаров, Иван Фокин, Петр Фокин, Григорий Фокин и другие. Позже к артели имени Красина присоединятся Кандалинские артели «Красный Бор» и «Чайка».

Если взять основные показатели материального положения здешних крестьян до колхозного строя, то на 1929 год в Выселках было 280 коров, 193 лошади, 215 свиней, 1415 овец и во временном пользовании 2256 гектаров пашни. Показатели после ряда трудных лет вроде неплохие, но если раскидать их на 307 хозяйств и 1348 жителей, то получится бедновато. Для сравнения по данным 1915 года в Выселках было 38 хозяйств безлошадных, а на 1929 год более 114 хозяйств! Простые арифметические показатели – большой упрек новой власти, которая за 12 лет правления не смогла улучшить жизнь крестьян, более того, значительно ухудшила ее.

Из крепких преуспевающих хозяйств можно отметить Филипповых, у которых были крупорушка, шерстобойка, маслобойка, конная молотилка. У Николая Егорова – ветряная мельница. Однако иметь свое дело или естественное стремление – облегчить свой труд более производительным инвентарем и машинами при новой власти было просто опасно. Власть опасалась, как бы крестьянин не разбогател и не стал самостоятельным. Впрочем, стремление разбогатеть – это мечта каждого труженика, но в реальной жизни крестьянский труд - лишь средство для выживания…

1929 год остался в памяти старожилов как год непредвиденного случая.

Из воспоминаний Николая Коновалова : «В этот год, когда вся православная Россия праздновала Пасху, в Выселках случился пожар. По народной версии, возгорание началось с бани, от которой огонь переметнулся на соседние избы, крыши, в основном соломенные да тесовые, к тому же ветер в тот злополучный для деревни день был очень сильный, потому пожар распространялся стремительно». В тот драматичный день в деревне сгорело 120 дворов. Возможно, что пожар стал одной из причин тому, что сельхозартель имени Красина развалилась. Однако коллективизация продолжалась, и в 1931 году в Выселках был организован колхоз «Пятилетка». к 1935 году колхоз объединял 102 крестьянских хозяйства, имея 2810 гектаров земли.

Однако при колхозном строе жилось трудно. Можно повторяться, говоря о пустом трудодне, серости быта, в то время как официальная идеологическая пропаганда бодро твердила о счастливой колхозной доле. Приведу короткую выдержку из газетной статьи: «Коммунистическая партия указала крестьянину единственно правильный путь - замены старых производственных отношений в деревне новыми, социалистическими…

Колхозный строй открыл перед крестьянами огромные возможности быстрого и непрерывного повышения жизненного уровня и овладения культурой…»

К чему привел этот правильный путь, можно убедиться на Кремёнских Выселках: бывшая казённая, зажиточная деревня всегда была хорошо обеспечена землей, а до Великого Октября здешние крестьяне еще прикупили 170 десятин. Новая власть в 1917 году практически конфисковала у них землю, а в тридцатых, методом насильственного обобществления, отобрала у них инвентарь и рабочий скот, а сами крестьяне оказались в колхозном ярме. Естественно, знавшие лучшие времена, крестьяне Выселок молчаливо сопротивлялись новой форме крепостного права, без бунтов и митингов, а с горечью в душе покидали они родную деревню. Великий эксперимент Советской власти – колхозный строй – закончился в Выселках полным провалом.

Вот хроника падения деревни:

1950 год. Колхоз «Пятилетка» влился в колхоз «Память Ленина» (Головкино).

1953 год. В деревне был упразднен сельский Совет.

1959 год. В деревне осталось 351 житель, в том же году колхозные земли стали частью Старомайнского совхоза.

1979 год. В деревне 112 жителей.

1999 год. На исходе 20 столетия здесь в 25 хозяйствах всего 27 жителей.

Деревня практически обречена, и забвение ждет, пока последний пенсионер покинет доведенную экспериментами до последней черты деревушку, оставив в душе незаживающую рану от обид и разочарований…

«Взгляд в прошлое» Ю. Мордвинов